Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

мик

Дайджест #2

1. Подумать

Что такое имманентность или куда исчезает чашка, когда на нее не смотрят - Theory&Practice тоже ужасно надоело, что люди не понимают смысл используемых слов. Особенно хорошо про имманентную политическую идею (читай: эгрегора).

«Кант уделил имманентности немало внимания, но добавил к прежнему определению новую трактовку: познаваемость чего-либо на личном опыте. С этой точки зрения все, что мы можем воспринять с помощью своих органов чувств, — имманентно. Например, гравитация. А вот знание о существовании бозона Хиггса к обычному человеку, не ученому, приходит извне и проверить его на практике невозможно. Поэтому оно трансцендентно».

«Не собираюсь делать вид, что я объективная» - что Азар в половине своих интервью выглядит плохо, это дело привычное. Но то, как хорошо и умно выглядит Симоньян – это уже почти трагедия.

«У меня ощущение, что функция журналистики — информировать свою аудиторию о том, что происходит. А критиковать власть или поддерживать власть — это функция соответствующих общественных и политических организаций. А журналистика как таковая не предусматривает внутри себя общественные или политические организации. Она предусматривает внутри себя, как проводники своей функции, средства массовой информации. Я считаю, что цель средств массовой информации и общественная функция — информировать о том, что происходит. Соответственно, если в СМИ считают, что происходит что-то, за что власть нужно критиковать, то хорошо бы ее критиковать. А если считают, что происходит что-то, за что ее неплохо бы похвалить, то хорошо бы ее и похвалить. Мне не нравится наше совершенно наивное представление о том, что СМИ, которые против власти, объективные. Да они такие же необъективные. Они так же поддерживают интересы тех, кто против власти, и никакие они не объективные и не большие молодцы, чем те, кто поддерживает власть».

Михаил Шишкин и «хромая утка» - и Кольта иногда делает отличные материалы. Размышления о понятно каком инфоповоде.

«Ставит ли жест Шишкина кого-то в неудобное положение? Например, тех, кто поедет на нью-йоркскую ярмарку? Очевидно, нет. Это ведь не сталинский и не нацистский режим. Речь не идет о коллаборационизме с «ужас-ужас-ужас». Да, это «ужас», но это «просто ужас». Это слабый режим. Да, он оскорбительно использует кое-какие практики, риторику и символику сильных популистских режимов. Но править с помощью vox populi по схеме «один вождь — один народ — одна партия» он не сможет. Он все больше пытается симулировать эту схему, как бы невольно сползает в нее. Но никакой энергии на это у него нет. Именно потому это «слабеющий режим». И все: Шишкин, Быков, Сокуров, Седакова, Мирзоев и еще можно десятки и десятки имен назвать — и литераторов, и режиссеров, и профессоров-гуманитариев, и физиков, и географов, и медиков, и юристов… — пригодятся при следующем повороте колеса в том месте и том звании, в каком их застанет «уход хромой утки». Поэтому сейчас — когда мы все под впечатлением ежедневных сообщений о закручивании гаек и о федеральной программе «Больше ада!» — нет смысла сильно нервничать. Позже пригодятся все «символические капиталы».

Сборная «Бразилии» - переводное интервью Салмана Рушди с Терри Гиллиамом.

«ТЕРРИ ГИЛЛИАМ: В Universal хотели, чтобы я сделал хеппи-энд. Я ответил отказом, и тогда они наложили на фильм вето и принялись его резать. Я решил бороться. Купил страницу в Variety (американский журнал о кинобизнесе. — Esquire) и дал там объявление. Большая пустая страница, вдоль края траурная рамка, как в Италии публикуют некрологи, а в середине объявление: «Мистер Сид Стайнберг! (глава компании Universal. — Esquire). Когда Вы выпустите в прокат мой фильм «Бразилия»? И подпись: Терри Гиллиам. Ход может показаться прямолинейным, но для Голливуда это вещь небывалая — там будто разорвалась бомба. Кончилось тем, что мы устроили серию подпольных просмотров у лос-анджелесских кинокритиков и их друзей, потому что фильм был запрещен по всей территории США. Лос-анджелесские критики, когда пришло время голосованием определять фильмы года, обнаружили, что нет правила, чтобы картина обязательно вышла на экраны. И вот в день нью-йоркской премьеры самого центрового из фильмов Universal за тот год — «Из Африки», когда там были и Редфорд, и все остальные, в смокингах, при полном параде, лос-анджелесские критики назвали своих лауреатов. Лучший фильм — «Бразилия». Лучший сценарий — «Бразилия». Лучшая режиссура — «Бразилия». В Universal началась паника. Они немедленно выпустили фильм в прокат, причем у них не было даже афиш. У них была только отксеренная копия картинки, из которой они собирались сделать афишу».

23 причины НЕ работать в больших компаниях - согласна с каждым словом. Многое тут – не только про большие компании, но и про офисную работу вообще.

«Вы будете говорить «Молодцы ребята дизайнеры! Во дают!», «Классный У НАС проект». Вы знаете, что вы не при делах, но вы рады. Ваши проекты будут запускаться все реже и реже, а радоваться вам чему-то надо. Пусть и с каменным лицом офисного работника».

Дикое кладбище: что знают о смерти животные - очень страшно и очень познавательно.

«Первый очевидный уровень восприятия смерти у животных — рефлексивный, направленный на то, чтобы избежать угрозы и выжить — во чтобы то ни стало. Его легко спутать с осознанным переживанием, особенно когда человек, подверженный иллюзии антропоморфизма, интерпретирует боль и стремление ее преодолеть как понимание смерти животным. Кошка уходит умирать в одиночестве не потому, что видит приближающийся конец — просто это слабость подсказывает ей укрыться от внешних угроз для своего здоровья. Собака воет на луну не из-за тоски по бренному — это обозначение территории или момент социального взаимодействия. Сиротливый взгляд овцы перед забоем — это не эмоция, а проекция человеческого беспокойства».


2. Развлечься

Клятва Гиппократа для фотографа – арт-директор Vogue и Vanity Fair в 1937 году пишет о том, что не стоит фотографировать. За много лет до эпохи котиков.

«Я никогда не сделаю снимок обнажённой на трамплине (даже вид сзади), или обнажённой, крутящей обруч, или обнажённой, обмазанной толстым слоем вазелина, чтобы дать ему название «Фарфор».

Любовь, мятеж и смерть от холода - запутанная рецензия на запутанную книгу Марка Данилевского. Поклонникам всего запутанного посвящается.

«В „Only Revolutions“, напротив, словно ради того, чтобы мифологизировать историю о юношеском сопротивлении миру, разные стилевые уровни переплавляется в высшей степени искусственную идиому, которой соответствует некоторая монотонность повествовательной манеры».

10 самых популярных методик генерации идей - это в самом деле методики, а не банальные советы слушать окружающий мир.

«Шесть шляп
Автор — Эдвард де Боно.
Методика позволяет упорядочить творческий процесс с помощью мысленного надевания одной из шести цветных шляп. Так, в белой человек беспристрастно анализирует цифры и факты, затем надевает черную и во всем ищет негатив. После этого наступает очередь желтой шляпы — поиска позитивных сторон проблемы. Надев зеленую, человек генерирует новые идеи, а в красной может позволить себе эмоциональные реакции. Наконец, в синей подводятся итоги».




3. Ад (невошедшее)

Елена Малышева: «Если нас спрашивают про половой член, мы будем говорить про половой член и не будем называть его нефритовым стержнем» - самое лютое в мире интервью с самой лютой в России женщиной. Читайте, оно того стоит.

«У нас совершенно уникальные макеты: сердца, храпа, эрекции, депрессии, сперматозоида. Наше огромное сердце сделано из строительной пены. Наши художники используют пищевую пленку, трубочки для коктейлей для обозначения кровеносных сосудов и нервных окончаний, светодиодные ленты, воздушные шары. Надувных штук у нас много, у нас одинаково выглядит депрессия и эрекция. Когда на программу приходят коллеги-врачи, у них дух захватывает: «Вот бы нам такие студентам показывать!» Мы хотели бы сделать выставку наших макетов, но пока нет продюсера, который бы за это взялся».




На видео: Марина Абрамович смотрит в глаза Улаю.
Взято с Adme, там же и объясняется, почему над этим видео можно и нужно плакать
мик

Некрасивая еда

Важное событие последнего времени — моё знакомство с чешским режиссёром Яном Шванкмайером. Началось оно с одной из последних его работ (и, говорят, самой растиражированной) — сюрреалистического фильма-мультфильма «Полено». В аннотации сказано о перекладывании на язык кинематографа народной сказки. Это не совсем так: Шванкмайер, кроме того, интегрировал сказку в современную нам действительность.

Бездетные супруги очень хотят ребёнка, но зачать его не способны. Однажды муж вырывает из земли корень, странно похожий на новорождённого младенца. Жена воспринимает нелепую игру всерьёз. Находят применение бесчисленные чепчики и распашонки, соски и погремушки. Вскоре полено оживает, вырастает до необъятных размеров и начинает жрать всех подряд.
 
При таком чудном сюжете кино априори должно оказаться хорошим. Некоторый парадокс «Полена» заключается, однако, в том, что сюжет — это даже не самое прекрасное, что в нём есть. Удивительные актёры — кажется, только чехи и поляки умеют быть на экране такими буднично-мерзкими, такими правдоподобными. Восхитительная операторская работа: зашкаливающе крупные планы лиц и тел, ленивая статика. Но лучшее — это моменты мультипликации. Как кричаще ненатурально двигается Полено, как искусственно высовывается из ширинки старика-педофила ужасающая третья рука! А кадры, в которых деревянный ребёнок впервые показывает зубки, врезаются в память не хуже разрезанного глаза из «Андалузского пса». 

В фильме очень много еды, некрасивой еды, в том числе некрасивых людей, которые тоже еда — потенциальная или реальная. Это наводит на мысль о классической концепции семи грехов. Чревоугодие (в расширенном смысле), блуд, гнев, зависть, гордыня, алчность и лень (в особенности умственная) — всё это Шванкмайер изображает наглядно и со смаком. Материнство, конечно, не восьмой грех, но вот культы любого рода — не менее классическое сотворение кумира — здесь явным образом осуждаются. Фильм очень телесный: если бы не сказочное дерево-обжора, «Полено» можно было бы с полным правом назвать бытовой трагикомедией.

Впрочем, Шванкмайера от других сюрреалистов отличает, видимо, то, что в его мире не быт подчиняется творящейся фантасмагории, а, напротив, фантасмагория играет по законам «реального» мира. Персонажи делятся на людей «приземлённых» и тех, кто время от времени видит странные вещи: шевелящуюся еду, третью руку, в конце концов — живое полено. Создаётся впечатление, будто способность замечать несуществующее — это умение, не зависящее от характера и образа жизни героя; будто это некая приближенность к потустороннему миру. Трудно разобраться, где проходит граница зримого, телесного проникновения сказочного мира в обычный. Ведь если живое пирожное — галлюцинация, кто поручится, что Полено существовало в действительности?


И открытый финал в эти условия прекрасно вписывается. «Так чей же это всё-таки был сон?» — думает зритель, на всякий случай проверяя домашний инвентарь на наличие тяпки.

мик

Еще немного о вечном возвращении

На собеседовании мой тогда еще будущий начальник похвалил мое резюме. Я озадачилась и тем же вечером еще раз его изучила (резюме, не начальника). Выяснилось интересное: мой общий стаж в журналистике незаметно составил уже целых пять лет. Плюс полгода в pr-агентстве широкого профиля и год копирайтерской работы для одного турагентства. Плюс разовые проекты, о которых я в резюме умолчала, но помнить-то я их помню.

Но дело в том, что это только один пласт моей трудовой деятельности. Есть и другой, в резюме не освещенный. Нет-нет, ничего криминального. Всего лишь "несуществующие" работы, как их иногда называют окружающие.

А именно:

- администратором зрительного зала в канадском цирке
- ведущей мафии в лаунж-кафе
- экскурсоводом в музее на глубине 60 м
- администратором курса в театральном ВУЗе
- тамадой на свадьбе

Да и сейчас в придачу к "основной" работе я вожу иностранцев по Москве, рассказывая им то, что точно не найти в путеводителях и учебниках истории.

Но об этом я напишу как-нибудь в другой раз, а пока я нашла колонку, которую весной писала для "Вечерней Москвы". Ее, кажется, так и не опубликовали, поэтому без зазрения совести выкладываю в жж.

Collapse )

Posted via LiveJournal app for iPad.

мерилин

Проявляю нетолерантность

Волком бы выгрызла всех людей, ответственных за появление в «РР» статьи «Женщины Триера и их провокации». Они там перечисляют героинь и под каждой размещают по два абзаца: «что делает» и «в чем провокация».